03.07.2019

С НАРОДОМ ОБЩАТЬСЯ ДА ЛЮДЕЙ СЛУШАТЬ…

Мы с Сергеем Анфиловым приехали в Марьино – расспросить председателей сельских советов о проблемах села, вспомнить былое, поразмышлять о путях развития территорий в условиях их объединения в городской округ.

Валентина Васильевна Попова и Анатолий Максимович Коровин возглавляли Марьинский сельский округ поочередно более четверти века - два десятка лет Валентина Васильевна, шесть - Анатолий Максимович.

- Я сама-то из Торгашина. Вернулась после окончания Московской сельхозакадемии,  а тут выборы депутатов, - рассказывает Валентина Васильевна. – Меня сразу выдвинули секретарем исполкома, а через пять лет – председателем сельсовета. Мне тогда, в 1980 году, и 27 лет не было.

Выбирали председателя на сессии сельского совета сроком на два года. Валентина Васильевна авторитет имела бесспорный – ее выбирали пять раз подряд!

Работалось молодой председательнице непросто. Транспорта в сельсовете не было, а после объединения Марьинского и Каменского сельских округов в ведении сельсовета оказалось два десятка населенных пунктов.

- Расстояния огромные, сплошное бездорожье, из резиновых сапог с весны не вылезали, все пешком да все с людьми - не на бумаге, а напрямую - только успевай бегать, - вспоминает она.

Все пешком да все с людьми - не на бумаге, а напрямую - только успевай бегать, - вспоминает Валентина Васильевна.

В округе полторы тысячи жителей, все требует хозяйского глаза да твердой руки – и с водой постоянные проблемы, и дорогу подсыпать надо, и освещение сделать… Председатель сельсовета была тут всегда доступной и авторитетной властью.

- Я знала всех жителей наперечет  – кто в какой деревне живет, фамилию, имя, отчество, даже год рождения почти у всех помнила, - говорит Валентина Васильевна. – Знала, кто как живет, у кого какие семейные проблемы, к кому какой подход нужен.

Анатолий Максимович подтверждает – тоже всех знал, а как без этого работать-то?

- Общение с людьми много давало: придешь, поговоришь, они чайком угостят, а за чаем-то сколько проблем решается…

«Я знала всех жителей наперечет  – кто в какой деревне живет, фамилию, имя, отчество, даже год рождения почти у всех помнила. Придешь, они чайком угостят, а за чаем-то сколько проблем решалось…»

- Даже семейные дрязги приходилось улаживать, - смеется Валентина Васильевна. - Могли поднять среди ночи: муж с женой повздорили, надо идти разбираться… Участковый-то один на несколько сельсоветов был.

- Куда собралась, саму ведь пришибут где-нибудь, - укорял Валентину Васильевну супруг.

Но что ей оставалось? Собиралась и шла.

«ВЫБИВАТЬ» В РАЙОНЕ СРЕДСТВА ДЛЯ СЕЛА

Анатолию Максимовичу Коровину довелось возглавлять Марьинский округ с 1991 по 1997 год.

- Как раз перестройка застала, - вспоминает он. – Времена такие были – вертись, как знаешь.

А знать они знали одно – добиваться финансирования, «выбивать» в районе средства для села, чтобы и на скважины, и на дороги, и на коммуналку хватало. Каждому сельскому округу был положен бюджет, утвержденный на сессии совета, но деньги надо было еще вытянуть – каждый руководитель это знал.

Совхоз помогал, конечно, и транспортом, и материалами. Да только были вопросы, которые на месте не решить.

Вот и околачивались главы в райисполкоме – выколачивали для сельсовета финансирование. Кто каким путем умел – тот таким и действовал.

- Бывало, и за бутылочкой посидишь с ними, чтобы денег-то дали селу, - вспоминает Анатолий Максимович.

- Вытягивали, как могли, деньги для сельских нужд, - подтверждает Валентина Васильевна. – Добивались финансирования.

- Когда я начинала работать, на селе еще существовала система самообложения – собиралась небольшая сумма, по два рубля с человека, чтобы колонку или дорогу подремонтировать, - вспоминает председательница давние времена.

Казна для села в те времена складывалась из разных взносов, в том числе личных, председательских.

«БЫВАЕТ,  ЗАРПЛАТУ ПОЛУЧУ ДА И УХНУ ЕЕ ВСЮ НА РЕМОНТ СКВАЖИНЫ…»

За всем в те времена был хозяйский пригляд, волевая твердая рука чувствовалась. Отремонтировать колодец, заменить опоры освещения, отсыпать дорогу, сельский клуб подновить, крышу подлатать в детсаду или окна в школе вставить – это в плановом порядке делалось. Но часто и неожиданные проблемы возникали.

Сломается, к примеру, насос для скважины в Еремине.  Деньги на нее не заложены, на балансе ни у кого не стоит, а как людям без воды?

- Самая проблемная скважина была - без конца насосы «летели», - вспоминает Валентина Васильевна. - Бывает, зарплату получу да и ухну ее всю в ремонт водозабора, потом вернешь деньги или нет - как получится.

КАК МАРЬИНО ГАЗИФИЦИРОВАЛИ

В перестроечные времена социальное партнерство в моду вошло.  По решению райисполкома средства со специального счета можно было направить на нужды села. Сельсоветы, кто настойчивые были, использовали эту возможность, чтобы жизнь на селе улучшить. Марьино тут было впереди всех. И дороги строили, и в Еремине, наконец, воду наладили, и транспорт появился в сельсовете.

А в 1994 году Марьино наконец газифицировали. Это судьбоносное событие произошло, когда председателем сельсовета был Анатолий Максимович Коровин.

До этого времени село отапливала мазутная котельная, возле пятиэтажек были закопаны емкости для сжиженного газа, на частном секторе в кухнях стояли газовые баллоны.

- Ой, как мазутом затопят – чернота вокруг: снег весь черный, собаки  с кошками тоже черные, белье повесить невозможно - вся гарь осаждалась здесь, - вспоминает Валентина Васильевна.

Как мазутом котлы затопят – чернота вокруг: снег весь черный, собаки  с кошками тоже черные, белье повесить невозможно – гарь оседает

Сделали проект, купили оборудование. Газовики  врезались в трубопровод в Дмитровском районе, где уже была газораспределительная станция. Газопровод в Марьино тянули через речку, от ГРП разветвили  в котельную и на частный сектор.

- Быстро сделали, не больше двух лет занимались, - говорит Анатолий Коровин. Параллельно вели подводку к домам сетевого газа.

Вместе с голубым топливом в село пришла цивилизация. Экология улучшилась, платежки уменьшились. Так марьинцы усилиями тогдашних властей избавились от проблемы, которая и сегодня решена не во всех селах округа.

В 1994-м марьинцы усилиями тогдашних властей избавились от проблемы, которая и сегодня решена не во всех селах округа

На селе привыкли копейки считать, чтобы каждая в дело пошла. Анатолий Коровин вспоминает, что как только в сельсовете появились небольшие финансы, он провел за счет сельсовета газовую разводку внутри домов  частного сектора.

Потом уже, в начале нулевых, содержанием домов занялось МУП «Богородское», и все в Марьине лучше пошло.

- Легче стало, как они пришли, - говорит Валентина Васильевна. -  Они часть скважин взяли на баланс, если где насос полетит, обращались к ним. Хорошо с ними ладили.

Теперь котельную и водозабор обслуживают районные коммунальные сети, обслуживание домов ведет ЖКЦ, ну а за мусор регоператор отвечает. Это уже Сергей Анфилов  к беседе присоединяется.

Сегодня в Марьине, как и везде, мусорная проблема возникла.

- Раньше-то такой проблемы и не знали, - вспоминает председательница. -  Телега совхозная почти неделю заполнялась. Сельчане банки да бутылки сдавали, бумагу сжигали, мешки полиэтиленовые стирали да сушили на прищепках.

«НАДО СТАРАТЬСЯ, ЛЮДЕЙ СЛУШАТЬ И ПРАВИЛЬНЫЕ РЕШЕНИЯ ПРИНИМАТЬ…»

Отошла Валентина Васильевна от председательских будней легко, почувствовала себя по-другому, цветы сажает да огородом занимается.

Говорит, что бывший совхоз «Маринский» держится на плаву. На ферме 400 голов скота, молочное животноводство поддерживается и жителям занятость дает. И заводик неподалеку открыт для производства фурнитуры.

Но политикой главы сельсовета интересуются и про выборы депутатов округа слышали.

Сергей Анфилов объясняет: будут избираться тридцать депутатов окружного совета, представлять в нем город и село. Он собирается баллотироваться от сельских территорий – Марьина, Шабурнова, Шеметова, Селкова, защищать интересы сельских жителей.

Сергей Анфилов собирается баллотироваться в окружной Совет от сельских территорий – Марьина, Шабурнова, Шеметова, Селкова, защищать интересы сельских жителей.

 – Какие наказы дадите будущему депутату? – спрашиваем у сельских глав. – Получится у него?

- Надо стараться, с народом общаться да людей слушать, - говорит Анатолий Коровин, - быть настойчивее, принимать правильные решения -  тогда все получится.

- Главное - не избегать общения с людьми, это никогда к добру не приводило: власть людей избегает – и народ от нее в сторону отходит, - подтверждает Валентина Васильевна.

Главное - не избегать общения с людьми, это никогда к добру не приводило: власть людей избегает – и народ от нее в сторону отходит

- А что ваша нынешняя местная власть? – спрашиваем мы. – Видите ее работу? Общаетесь?

- Я нашу главу Бурынину никогда не видела за все десять лет, - говорит Валентина Васильевна. - Чтобы сход собрать в Марьине, приехать с людьми пообщаться – ни разу такого не было. Не знаем мы ее вообще.

Я нашу главу Бурынину никогда не видела за все десять лет. Чтобы сход собрать в Марьине, приехать с людьми пообщаться – ни разу такого не было. Ничего она не сделала для нас.

- Ничего Бурынина не сделала для нас, - вторит Анатолий Максимович. – В Корытцах-то на дороге, что к роднику ведет, пару лет назад навезли асфальтовую крошку кучами и даже грейдер не послали разровнять.

Сельские дороги содержат частники, за свой счет щебенку подвезли, канавки засыпали, а администрация так ничего и не сделала, говорят сельчане.

И пожилые учителя сетуют: не обращают на них внимания, даже в День учителя не приедет никто из местной администрации в школу, не поздравит. Просят Валентину Васильевну: придите, поздравьте, как встарь.

Не знают на селе местную власть, не видят ни главу, ни ее представителей. То ли дело раньше было, когда Валентина Васильевна да Анатолий Максимович Марьиным заведовали.

«ДАВАЙТЕ ПОХЛОПОЧИТЕ ТАМ ЗА НАС…»

С Сергеем Анфиловым идем по поселку. Местные жители тут же на проблемы начинают жаловаться.

- Вы из города приехали? – спрашивают. – Пройдите, посмотрите, на нашу свалку мусора.

В Марьине на месте контейнерных площадок выросла огромная куча бытовых отходов. По словам жителей, не вывозят ее два месяца. Запах здесь такой, что мы спешим уйти.

В Марьине на месте контейнерных площадок выросла огромная куча бытовых отходов. По словам жителей, не вывозят ее два месяца

- На добродел писали, в администрацию обращались - там сказали, что уберут, но пока не убрали, - говорят сельчане.

- А что, есть тут у вас, к кому обратиться, - спрашиваем мы нашу спутницу Нину Андреевну. – Кто-то есть из местных властей в поселке?

- Нет, в Марьине никого нет, все в Шеметове сидят, - говорит она. – Обратиться не к кому.

На лавочке возле подъезда бабушки сидят.

- Спасибо, что приехали, - говорят ветераны. – Мы вас помним, вы к нам уже приезжали, - обращаются радушно к Сергею Анфилову.

- Обижают нас, - жалуются они. - Капремонт повышают, и за мусор сколько платить заставляют. Все прибавляется плата и прибавляется.

- Я недавно платила - пять тысяч накопилось, - вздыхает Мария Федоровна Сидорова, ветеран труда, - прошло время и уже 2600 отдай за мусор. Господи, боже мой, но это же невозможно. По телевизору говорят, что если человеку 70 лет, то пятьдесят процентов положено платить. Я ветеран труда, 76 лет исполнится, плачу как все.

Трудилась в совхозе «Марьинский» дояркой, потом сторожем, трудовой стаж за всю жизнь накопила, до 75 лет работала, только в прошлом году уволилась. Здоровье подводит, так бы работала еще.

- Так обидно: за что трудилась, пятерых детей вырастила, а никакого уважения нет…

Бабушке в соседнем подъезде 95 лет исполнилось:

- Баба Поля, ты тоже платишь?

- Плачу, три с половиной тысячи. Пришла одна бумажка, потом другая…

- Баба Поля, ведь тебе столько лет уже, тебе уже бесплатно должны все услуги предоставлять.

Но нет. Даже положенных льгот в Шеметове добиться трудно. Чтобы похлопотать о льготах местным бабулям нужно садиться в автобус и час трястись до города.

- У нас здоровья-то какие,  – вздыхает баба Марья, - поехала в город, мне в автобусе плохо стало, пересела и обратно приехала. Они говорят: справки такие-такие привезите - книжку ветерана, пенсионную книжку…Привезла, прошлый раз, а они говорят - надо еще свидетельство о жилье.

Вздыхает старушка.

- А местных у нас нет никого – ни соцзащиты, ни власти, все в городе. Чтобы похлопотать о льготах приходится садиться на автобус и час трястись до города

- Я говорю – знаете, у нас уже возраст такой: мы не можем приезжать к вам без конца.

- Ничего не знаем, - слышит бабуля в ответ.

- А местных у нас нет никого – ни соцзащиты, никого, все в городе, - говорит она.

А в Шеметове что же?

- Там ничего не сделают, - качает головой Мария Федоровна. - За Бурынину вот голосовали, а что она делает для нас? Абсолютно ничего не делает.

За Бурынину вот голосовали, а что она делает для нас? Абсолютно ничего не делает.

Марьинцы говорят, что мало голосов Бурынина набрала на прошлых выборах в поселке, оттого и не любит она их.

- Закон для кого написаны-то? Для них разве? Здесь мимо правительства работают люди, - говорит бабуля. -  Мы раз постарели, так что уже негодными стали, никудышными? Что и разговаривать с нами не надо?  

Закон для кого написаны? Для них разве? Здесь мимо правительства работают люди.

- У них же в соцзащите есть все наши данные, пусть сами сделают: годы-то наши указаны и у кого детей сколько. Справки все раньше возила - что у меня пятеро детей, я по льготе пошла на пенсию, все у них есть.

Все есть, да только делать ничего не хотят, - напрашивается ответ.

- Нет у нас председателя сельсовета, никого тут нет и деваться нам некуда, - говорит баба Марья.

Нет у нас председателя сельсовета, никого тут нет и деваться нам некуда, - говорит баба Марья.

Валентину Васильевну Попову помнит хорошо.

- На такой работе не угодишь, конечно, всем. А было к кому идти все же. А сейчас идти не к кому, - говорит она.

Сетуют бабули, что ни разу за все время не приехал к ним в Марьино никто из властей, ни Бурынина, никто другой, не подошли поговорить, спросить: какие проблемы у вас, чего вам, бабули, не нравится.

- Мы ее, главу, Бурынину, не видели ни разу - хоть бы раз она подошла, чего вам не хватает, спросила, чего вы хотите. Никакого разговора нет, мы ее и не знаем.

Мы ее, главу, Бурынину, не видели ни разу - хоть бы раз она подошла, чего вам не хватает, спросила, чего вы хотите. Никакого разговора нет, мы ее и не знаем.

- А вот вы приехали опять, поговорили с нами, все же общение, - улыбаются они.

- Мы будем голосовать за него, - показывают бабули на Сергея Анфилова.

- Давайте чего-нибудь похлопочите за нас, - напутствует баба Марья будущего депутата.

- Мы будем голосовать за него, - показывают бабули на Сергея Анфилова. - Давайте чего-нибудь похлопочите за нас, - напутствует баба Марья будущего депутата.

Сергей Анфилов обещает заняться проблемами села, искренне сочувствуя ветеранам. Необходимо организовать выездные дни органов социальной защиты на селе, чтобы не приходилось старушкам ездить в город, открыть в поселке окно для приема граждан местной администрацией. Да и приезжать на встречи с жителями необходимо. Уж точно не раз в десять лет.   

Комментарии

Комментариев пока нет

Оставить комментарий