03.07.2019

ЗВАТЬ МЕНЯ КУЗНЕЦОВ. Я ОДИН, ОСТАЛЬНЫЕ – ОБМАН И ПОДДЕЛКА

– Как он смеет! Да кто он такой?

Почему не считается с нами? –

Это зависть скрежещет зубами,

Это злоба и морок людской.

Пусть они доживут до седин,

Но сметет их минутная стрелка.

Звать меня Кузнецов. Я один,

Остальные – обман и подделка.

Эти строки поэта Юрия Кузнецова, как нам представляется, очень хорошо отражают позицию его однофамильца, главы Богородского Виктора Кузнецова, по отношению к чиновничьей власти района, к ее малодушному соглашательству, к предательству интересов жителей.

Виктор Кузнецов: «Границы морали и нравственности у некоторых политиков слишком размыты»

В преддверии выборов в окружной совет мы побеседовали с будущим кандидатом в депутаты по округу №13 Виктором Кузнецовым. Он  рассказал о своем жизненном пути – от деревенского мальчишки до успешного главы процветающего поселения, вспомнил предвыборную кампанию 2015 года и объяснил, где, на его взгляд, заканчивается политика и начинается предательство.

СЕЛЬСКОЕ ДЕТСТВО В РЕЗИДЕНЦИИ ЦАРЕЙ

Виктор Кузнецов родом из села – детство он провел в Летниках Рязанской области.

– Кто-то говорит, что это была летняя резиденция царей, где они останавливались и разбивали лагерь во время военных походов. Кто-то связывает название с именем боярина Летника, который якобы владел этим имением в приснопамятные времена. Сейчас уже точно не узнаешь, – рассказывает Виктор Кузнецов историю родного края.

Центром сельской жизни считался колхоз имени Горького. Отец Виктора Михайловича работал агрономом, мама – учительницей в сельской школе. Потом и папа окончил педагогический вуз и стал вместе с женой учить детей, она – физике и математике, он – географии. В местную же восьмилетнюю школу, которая раньше была церковно-приходской, а при советской власти стала светской, пошел и маленький Витя Кузнецов.

– На моей первой школьной фотографии я наголо стриженый. Такая была традиция – на первый урок все мальчики должны были прийти без волос. А то мало ли - вшей можешь принести, – вспоминает Виктор Михайлович свое сельское детство. – Я стоял на линейке в сереньком форменном костюмчике, а в руке у меня было яблоко, антоновка. Помню, я достал его из ранца и хотел съесть. Но тут началась линейка, я не успел его спрятать и так и стоял с яблоком.

«Я стоял на линейке в сереньком форменном костюмчике, а в руке у меня было яблоко, антоновка. Помню, я достал его из ранца и хотел съесть. Но тут началась линейка, я не успел его спрятать и так и стоял с яблоком»

Учительница вела сразу два класса, детей держала в строгости: постукивала линеечкой по столу, ей же могла легонько щелкнуть озорника по лысой голове.

– Мне обычно не доставалось, – смеется Виктор Кузнецов, – я учился хорошо, знания мне давались легко.

Хотя, придя в первый раз в первый класс, он еще не знал грамоты, не умел ни читать, ни писать. Впрочем, в те времена никто и не задавался целью выучить ребенка до школы. Говорили: зачем? В класс пойдет да и узнает все.

– Даже мои родители, будучи учителями, рассуждали так же, – рассказывает он. – Я букв-то знал, может, штук пять. В школе, как положено, взялся за букварь, да и научился.

«КОРОВУ ДОИЛ, В ПЕЧКЕ МЫЛСЯ»

Дома детей тогда учили тому, чему школа не научит – вести хозяйство твердой рукой. Подоить корову, прополоть грядки – с самого раннего детства Витя воспринимал это как повседневную свою обязанность. Дом-то большой, и хозяйство обширное – корова, куры, утки, барашки. За всеми глаз нужен строгий, присмотр – как матери-то одной управиться?

Дома Витю учили тому, чему школа не научит – вести хозяйство твердой рукой. Подоить корову, прополоть грядки – с самого раннего детства он воспринимал это как повседневную свою обязанность

– Еще захаживали к нам две кошки, конечно, собака была большая, помесь овчарки. Звали ее Мухтар. Неслучайно говорю «ее», сучка оказалась. Пришел Мухтар, потом бац – и щеночки. А кличка-то уже прижилась, так и осталась Мухтаром.

На большом огороде – территории у дома было с полгектара – маленький Витя ставил банки на рассаду. Парников в той местности не делали в силу климатических особенностей – Летники на 300 км южнее нас.

– Банки стояли на ограде, когда мама давала команду, я шел, расставлял их, заодно сорняки выдергивал, – рассказывает Виктор Кузнецов. – А еще по нашему участку текла река, рядом был луг, где мы косили сено для коровы.

За коровой приглядывали вместе с мамой. Она вставала в пятом часу утра, первый раз доила и выпускала пастись. Привести корову на дневную и вечернюю дойку было задачей сына.

– Если она паслась на кукурузном поле, брал початок, заманивал им. Коровы же не лошади, они глупые, могут встать и стоять, не сдвинешь. И глаза такие грустные-грустные!

В школу еще не пошел, а корову доить уже умел, и за водой, как и взрослые, ходил на колодец. Только ведерки ему давали поменьше – на шесть литров.

– Нельзя было сказать: я это не буду делать. А кто тогда сделает? – говорит Виктор Михайлович. – Если я приходил из школы, а воды нет, я не ждал, когда отец придет, или мать, или брат. Положил ранец, взял ведро и пошел к колодцу. Хотя для ребенка тяжеловато было воду набирать, умудриться надо было. Но обычно там был кто-то из взрослых, соседей – помогали. Приносишь ведра домой, чаю наливаешь, еду готовишь.

«Нельзя было сказать: я это не буду делать. А кто тогда сделает? Положил школьный ранец, взял ведро и пошел к колодцу»

А вечером мама придет, нагреет воды в печке и прямо там, в печке, и помоет сына – это пока еще помещался поперек лавки.

Родителей и брата в живых уже нет, только с сестрой по-прежнему поддерживают связь, приезжают в гости, вспоминают детство.

«НА ГАЭС РАБОТА БЫЛА КАК РАЗ ПО МНЕ»

Позже семья Кузнецовых переехала в райцентр. Отца Виктора Михайловича перевели в районный комитет партии, выдали квартиру. Сам мальчик перешел в престижную школу Московской железной дороги. Учеба давалась по-прежнему легко. Поэтому без труда поступил в Московский гидромелиоративный институт.

– По специальности я инженер-гидротехник, окончил факультет гидротехнического строительства, – рассказывает Виктор Кузнецов. – Так и на нашей гидростанции оказался. После армии узнал, что строится Загорская ГАЭС и работа здесь как раз по мне.

С 1984 года Виктор Кузнецов живет в Богородском. Говорит, прирос к этому месту всем сердцем: здесь нашел жену, вырастил двоих детей.

С 1984 года Виктор Кузнецов живет в Богородском. Говорит, прирос к этому месту всем сердцем: здесь нашел жену, вырастил двоих детей

– Дочь – учитель китайского языка с почти 11-летним стажем. Двух внучек моих растит, Варю и Лизу, – с гордостью рассказывает Виктор Михайлович. – Сын окончил МИФИ, работает в крупной компании, в сфере IT.

В жизни родного поселения Виктор Михайлович всегда участвовал активно. Уже в 2000 впервые избрался депутатом, с 2005 он – бессменный глава поселения. Бывает, встречаются с однокурсниками – многие тогда на ГАЭС пришли – вспоминают молодость да рассуждают, как политика делается. Отдельная тема для беседы – кампания по выбору главы Сергиева Посада в 2015 году. Много нового тогда пришлось Кузнецову о людях узнать.

ЭТО НЕ ПОЛИТИКА, ЭТО ПОДЛОСТЬ

Свою предвыборную кампанию Виктор Кузнецов хотел провести весело, никого не принижая, конструктивно критикуя действующую власть и демонстрируя свои лучшие качества: моральные, нравственные, управленческие.

– Я хотел показать, что способен быть хорошим управленцем - эффективным, нравственным, честным.

«Я способен быть хорошим управленцем – эффективным, нравственным, честным»

Однако честной борьбы не получилось. Опасаясь сильного конкурента, сбить его попытались прямо на старте. Вдруг оказалось, что часть подписей, собранных за выдвижение Виктора Кузнецова на пост мэра Сергиева Посада, поддельные.

– Меня, конечно, убеждали, что женщина, которая их собирала, просто ошиблась, – вспоминает Виктор Кузнецов. – Мол, в сотне анкет она поставила не ту фамилию, не тот адрес, неправильную запятую. Но сборщица подписей слишком долго работала в этой сфере, чтобы не знать правил игры. Вывод напрашивался сам собой: видимо, ей предложили какие-то блага, если она поможет не допустить меня до выборов.

 Сборщице подписей, видимо, предложили какие-то блага, если она поможет не допустить Кузнецова до выборов. И она, должно быть, согласилась

На первых порах подлость конкурентов кандидата шокировала. Он обратился в суд без особой надежды на успех. Поостыв, пережив предательство, решил рук не опускать и пойти другим путем.

– Другие оппозиционные кандидаты тоже пребывали в состоянии шока, – рассказывает Кузнецов. – Игорь Большаков и Сергей Крыжов предложили сняться с выборов всем вместе. Ведь если остается всего один кандидат – Михаил Токарев – выборы будут отменены вовсе.

Подлость конкурентов поначалу шокировала

Конечно, решение вызвало недовольство в областных структурах. Когда кандидаты начали массово писать заявления и сниматься с выборов, Виктора Кузнецова вызывали в чиновничьи кабинеты для разъяснительной беседы. Ни на какие уговоры он не поддавался, и власти поняли – бесполезно, Кузнецов тверд, как алмаз, местное самоуправление и своих избирателей не сдаст.

Ни на какие уговоры властей Кузнецов не поддавался, они поняли – бесполезно, Кузнецов тверд, местное самоуправление и своих избирателей не сдаст

Тогда власти взялись за другого, более сговорчивого, кандидата.

 – Денис Ахромкин оставался последним, кто должен был снять свою кандидатуру. Мне лично, при свидетелях, он клятвенно обещал это сделать. Но когда пришло время, перестал отвечать на звонки. Я подождал какое-то время и понял: струсил, предал.

«Ахромкин клялся снять свою кандидатуру, однако потом струсил»

В избирательных бюллетенях остались две фамилии: Ахромкин и Токарев. Токарев побели предсказуемо, его технический «конкурент» обрек себя на пожизненное презрение, в том числе и со стороны тех, с кем он «договорился» за тридцать серебрянников.

Именно приходом Токарева было положено начало эпохе развала местного самоуправления. С момента его инаугурации была запущена процедура реформирования Сергиево-Посадского района в городской округ.

Победа Михаила Токарева положила начало эпохе развала местного самоуправления. С момента его инаугурации была запущена процедура реформирования Сергиево-Посадского района в городской округ.

– Кто-то скажет: это политика, но для меня это подлость, близкая к предательству, – говорит Виктор Кузнецов.

«Кто-то скажет: это политика, но для меня это подлость, близкая к предательству», – говорит Виктор Кузнецов

Наблюдая за работой районной власти, Кузнецов возмущался: как можно от жителей на сто замков  запираться?

– У меня подход совсем другой. Двери моей администрации всегда открыты,– говорит он.

Соглашательская позиция депутатов и чиновников, приведшая к объединению поселений в округ и ликвидации в районе самостоятельных муниципальных образований, вызывает у него горечь.

– Я бы, конечно, стал самоуправление отстаивать, депутатов бы убеждал, что нельзя сдаваться в округ. Это все перспективы, все развитие сразу разрушит .

«Двери моей администрации всегда открыты, я не представляю, как можно от людей на сто замков запираться. Я бы стал местное самоуправление отстаивать, депутатов бы убеждал, что нельзя сдаваться в округ»

После Сергиево-Посадских выборов Кузнецов стойко держал оборону местного самоуправления в Богородском, создав вокруг него неприступные рубежи политической нравственности. Поняв, что с Кузнецовым не справиться, район пошел на очередную подлость. Стойкое поселение было снесено с политической карты района рассчитанным бомбовым ударом чиновничьей подлости и безнравственности.

Самое стойкое и неприступное поселение района было снесено с политической карты рассчитанным бомбовым ударом чиновничьей подлости и безнравственности

– Я стараюсь относиться ко всему с юмором, – говорит Виктор Кузнецов.

Спокойно говорит. Знаете, как люди, которые настолько привыкли носить в себе боль от чужих ошибок и малодушия, что ходят и посвистывают, и всем по-прежнему кажутся сильными и неуязвимыми.

Виктор Кузнецов еще повоюет. За добро и нравственность. За радость и благополучие людское. Это его вызов сложному и в чем-то подлому времени.

Виктор Кузнецов еще повоюет. За добро и нравственность. За радость и благополучие людское. Это его вызов сложному и в чем-то подлому времени

Лидер районного сопротивления  и его соратники вызывают соглашателей на честную борьбу. Когда идешь впереди и ведешь за собой,  советоваться приходится, прежде всего, с сами собой, уповая на опыт жизненный, душу добрую, управленческую хватку, оптимизм и радость от уже одержанных побед. Делай, что должен, и будь что будет!

В избирателях своих Кузнецов всегда был уверен. Уверен и сейчас, что жители Богородского, Пересвета и Реммаша поддержат его на выборах в окружной совет 8 сентября.

Комментарии

Комментариев пока нет

Оставить комментарий